devyP
Здесь обитают львы.
Фэндом: Волчонок

Персонажи: Демон!Стайлз/Дерек, Асмодей, Вельзевул, стая

Рейтинг: R

Жанры: Слэш (яой), Драма, Мистика, Психология, Даркфик, Hurt/comfort, AU

Размер: планируется Миди, написано 9 страниц

Кол-во частей: 5

Статус: закончен



Описание:

Когда Стайлз узнал о своём втором "Я", в его глазах уже растилалась беспросветная тьма.



Публикация на других ресурсах:

Только с разрешения автора



Примечания автора:

От заявки остались "ножки да рожки". Автора занесло совсем не туда. "Шесть демонов Эмили Роуз" всему виной. Буду рада любым отзывам.



Работа написана по заявке:

ficbook.net/requests/68282



Обложка от shoutbee:





Глава 1





Когда Стайлзу становится трудно вспоминать какие-то моменты своего дня, он списывает это на СДВИГ. Когда он подсознательно начинает остерегаться соли, Стайлз списывает это на желание правильно питаться. Но последней каплей становится паранойя, преследующая Стилински днём и ночью.



Ему кажется, будто его глаза цвета горького шоколада застилает беспросветная иссиня-чёрная мгла. Он не подходит к зеркалам, не смотрит в окна, глянцевую поверхность электрочайника, избегая любую отражающую плоскость. Впрочем, избегал он не только зеркал. Той же участи удостоился Альфа их, так называемой, стаи. Стайлза пугало, что он и не помнит то, когда стая стала «их». Вообще Стилински-младшего в последнее время много что пугало.



«Я грёбанная кисейная барышня!» - иногда думал парень, но старался откинуть навязчиво лезущие мысли, пытаясь заняться чем-то полезным.



В такие нередкие сейчас моменты в голове потоком воспоминаний проносилась одна единственная мысль: «Лично я предпочитаю игнорировать проблемы, пока они не рассосутся сами». Вот только в этот раз Стайлз не был уверен, что эта проблема вообще когда-нибудь рассосётся.



Он, правда, пытается забыть «шерстяную» часть своей жизни. У него на носу экзамены, да и десятилетний план по завоеванию Лидии всё ещё в силе. Да, Стилински - мастер обманывать себя, и он продолжил бы делать это и дальше. Вот только ему не дают. Стая Хейла постоянно крутится перед глазами, садится с ним на обеде. Да и сам Альфа не прочь «укрепить стайные узы». Поэтому его регулярно тащат на «собрания стаи», абсолютно ненужные ему собрания стаи.



На одном из таких собраний Стайлз и обнаруживает новую проблему, баг в системе «Стилински-младший». И этот самый баг рушит его только начавшую становиться нормальной жизнь. Не везёт Стайлзу в любви. То Лидия, то, Боги, за какие грехи, Дерек… Хмурый, неотёсанный мужлан, вытирающий Стайлзом стены.



«Ну, и я тоже не принцесса с третьим размером», - напоминает себе Стайлз, ловя очередной взгляд Альфы.



Сердце юноши начинает колотиться так быстро, словно тот пробежал длинный и поистине сложный кросс. Вот только ладони после кроссов не потеют. И сидел он на месте.



А Дерек, кажется, и не замечает его вовсе. Он сидит на продавленном диване, рядом с обнимающимися Эрикой и Айзеком, в своей до неприличия облегающей чёрной майке и спокойно смотрит новый «СтарТрек». Он расслаблен и спокоен как никогда.



И по большей части Стайлз смотрит не на экран, а на лицо их Альфы. Но тот слишком увлечён новинкой кинопроката, чтобы заметить на себе пристальный взгляд. А Стилински привык быть незаметным влюблённым наблюдателем, привык довольствоваться малым, ему не о чем жаловаться. Он доволен.





Глава 2



Да, Стайлз был определённо доволен. Ровно до того момента, как его потащили к Дитону, объяснив всё одной простой фразой: «Заткнись, Стилински!». Пожалуй, Дерек всегда был немногословен, зато имел красноречивые брови и угрожающие когти. И клыки. Не стоит забывать о клыках.



Не то, чтобы Стайлзу не нравилось ездить куда-то вместе с Альфой в его шикарной Camaro, но садиться в неё добровольно гораздо приятней, нежели быть запихнутым на заднее сидение силой. Единственное, что радовало в данной ситуации, - можно было рассматривать Хейла без зазрений совести всю дорогу.



Водил Дерек уверенно, мягко, без резких рывков, но, тем не менее, достаточно быстро. Смотреть на ведущего машину Хейла было сплошным наслаждением. Размеренные, лёгкие, сосредоточенные движения вкупе с манёвренностью Chevrolet создавали образ уверенного, опытного водителя. Говорят, как мужчина водит машину, так и занимается любовью. Видимо, Дерек - крайне искусный любовник. Это, если честно, не могло не притягивать. Теперь Стайлз мог сказать практически со стопроцентной уверенностью: Хейл привлекателен полностью, с головы до ног.



- Может, всё-таки расскажешь, зачем ты меня тащишь к Дитону? – попытал счастье Стайлз, но в ответ получил лишь многозначительно сдвинутые брови и горящие алым фонари-глаза Альфы.

- Классный ответ! – что-то внутри подсказывало парню заткнуться, кажется, это называется инстинктом самосохранения, но Стилински не был бы собой, если бы послушал «внутреннее я». - Тебя просто невозможно заткнуть!



Тем временем за окном мелькали тёмные осенние пейзажи леса. Копны жёлтых листьев во мраке вечера, подсвеченные ярким ксеноном машины, рисовали фантазийные картины на земле, навевая спокойствие.



Но Стайлзу спокойно не было. Стайлз ничего не понимал.



Какого чёрта они едут через лес? А самое главное, какого чёрта они вообще куда-то едут?



Вот только ответов ему давать никто не собирался. По крайней мере, сейчас.



А лес становился всё реже и реже. Они были уже совсем близко. Легче от этого не становилось, скорее наоборот… Сердце Стилински забилось настолько быстро, что казалось, будто оно собирается раздробить его рёбра в густую кашу.



- Успокойся, - первое сухое замечание за всю дорогу.

- Почему я должен успокоиться? Ты везёшь меня непонятно куда и непонятно зачем! И я всё ещё тебе не доверяю!

- Ты лжёшь. Успокойся. Твоё сердцебиение раздражает.



Оставшееся время поездки прошло в полном молчании. Лишь шум работающего двигателя и звук дыхания пассажиров разрывали тишину в салоне автомобиля.



Когда они подъехали к ветклинике, там всё ещё горел свет. Размытый силуэт доктора Дитона изредка мелькал в окне, хотя даже силуэтом назвать это было сложно, скорее едва угадываемые черты ветеринара-советника.



Алан встретил гостей своей фирменной дружелюбной, а от этого ещё более раздражающей улыбкой и пригласил войти, предварительно отворив «защитную» дверцу.



Внутри пахло шерстью, лекарствами и болью. Именно с запахом больницы у Стайлза ассоциировалась боль.



Когда умирала его мама, он был рядом, держал её за руку и обещал не плакать. Он слишком ярко помнил этот запах. Запах отчаяния и надежды, смешавшиеся воедино.



Неприятные воспоминания, словно острый нож, резанули по сердцу, оставив мерзкое послевкусие. Стилински ненадолго остановился на пороге операционной, пока Хейл не заставил его идти дальше особо красноречиво-недовольным взглядом.



- Так что вас привело сюда? – голос Дитона был слишком спокойным, даже безучастным.

- Мне надо знать, что с ним происходит, - Хейл никогда не отличался вежливостью.

- А со мной что-то происходит? - Стайлз был не на шутку удивлён.

- Его запах стал меняться, словно добавили серы, - полностью проигнорировав слова Стилински, объяснил Дерек.

- Насколько силён запах? - Дитон тоже не обратил на Стайлза внимания и стал искать что-то в ящиках.

- Такой же будет, если чиркнуть спичкой прямо перед носом.



Стайлза поражала точная немногословность Дерека, его умение выражать свои мысли чётко и по делу. Как говорила его мама, «без воды». Стайлз так никогда не умел.



- Ясно. Стайлз, подойди сюда.



Дитон не приказывал, как обычно это делал Хейл, просто просил. И Стайлз не сопротивлялся. Зашел в пентаграмму, нарисованную на полу. А когда ему сказали выйти из нее, он просто не смог. Будто нечто удерживало его внутри и не давало вырваться.



- Кто он?

- Он Стайлз, одержимый демонами.

- Демонами? Несколькими?

- Да.



Когда Стайлз узнал о своём втором "Я", в его глазах уже расстилалась беспросветная тьма.





Глава 3





Дерек напуган. Нет. Дерек в ужасе.



Когда Стайлз смотрит на него адским мраком, что-то внутри Дерека переворачивается. Он знает, что тот, второй Стайлз не в силах ничего сделать сейчас, но эта тьма в глазах самого дорого человека заставляет сердце в панике метаться внутри грудной клетки, стремясь вырваться наружу.



- Добрый вечер, уж простите, что я без приглашения, - сказал демон, мерзко ухмыляясь той улыбкой, которой никогда не грешил Стайлз.- Хотя… мне плевать.



Демон говорил в своей, особенной манере, непривычно растягивая слова. Смотрел в упор с почти осязаемым превосходством даже будучи в бессильном состоянии. Привычно облизывал губы, надо признаться также, как это делал настоящий Стайлз, но сейчас эти нехитрые движения отталкивали. Всё было слишком неправильно.



- Кто ты?- Дитон выглядел спокойно, словно вовсе ничего особенного и не происходило, когда внутри Дерека бушевала ядерная война страстей.

- Ego in Beelzebub - Principe infernum, Daemon principibus! *

- Зачем тебе мальчик?



Демон вновь гнусно ухмыльнулся и склонил голову влево, будто пытаясь заглянуть внутрь ветеринара.



- Ты! – он внезапно указывает на Хейла, презрительно щуря вновь залитые чёрным глаза. – Он тебе нравится ведь так, пёсик? Что же ты молчишь?

- Мы задали вопрос. Зачем тебе этот мальчик? – Дитон игнорирует попытки демона заговорить с Дереком и повторяет свой вопрос.

- Поубавь спеси, человечишка!



Дитон открывает найденную книгу и начинает читать. Дерек учил в институте латынь, поэтому редкие слова из заклинания ему известны, но общий смысл остаётся неясным. Слова звучат уверенно и практически угрожающе. Вот только ритуал не сработал, а демон заливисто рассмеялся.



- Вы, правда, думали изгнать меня этим? – спрашивает «неСтайлз», но не ждёт ответа.



Он оттолкнул их со своего пути и легко вышел из пентаграммы. Мягко подошёл к Дереку, склонился над его бессильным телом и выдохнул на ухо: «Не стой у меня на пути, милый! Если тебе дорога твоя шелковистая шёрстка…». Опалив горячим дыхание шею, он опять рассмеялся и, подмигнув, удалился из здания.



- Почему заклинание не сработало? – спросил Дерек, когда силы возвратились к нему. Всё его тело ломило, но сейчас было важно узнать, как расправиться с этой дрянью. А отдых подождёт, слишком долго он медлил.



Дитон не отвечал, продолжая рассматривать книгу, отыскивая подходящий экзорцизм, но ни один из предложенных не подходил.



- Мы собираемся спасти Стайлза или избавиться от демона? – проигнорировав слова Дерека, поинтересовался Алан, откладывая уже ненужную книгу в сторону.

- Спасти, - не задумываясь ни на минуту, ответил Альфа. В его голове не было даже и мысли о том, чтобы навредить Стайлзу. И это тоже напрягало.





___________________________________________

Текст на латыни может быть неправильно построен и означать нечто другое. Спасибо гугл-переводчику.

*Я Вельзевул, князь ада, верховный демон!





Глава 4





Мир словно сужается до попавшего в очередную передрягу Стилински-младшего. До парнишки с добрыми, неумеющими лгать глазами цветами мёда. До парнишки с самым заразительным на свете смехом и мягкой, лучезарной улыбкой. До его человека.



Хейл не может перестать бояться этих до жгучей головной боли неправильных мыслей об очередной грозе для его стаи. Вот только они не уходят из его головы. А он не вспоминает о своей стае. Наверно, он плохой Альфа. Но сейчас ему абсолютно безразличен свой статус, единственное, что его беспокоит, это Стайлз, вернее демон, посчитавший тело Стилински неплохим сосудом.



Дерек думает, о том, что этот парень занимает слишком много места в его жизни. О том, что неплохо было бы найти девушку. На глазах образ пышногрудой брюнетки сменяется веснушчатым парнем хрупкого телосложения. И оставшуюся дорогу до школы Хейл старается не думать ни о чём.



***




В школе привычно шумно, когда Дерек входит в здание как раз заканчивается урок и в коридоры болтающей гурьбой вылетают школьники. Их разговоры бессмысленны, легки и пестрят заковыристым сленгом.



Альфа пытается не замечать томных взглядов из-под ресниц старшеклассниц, стараясь абстрагироваться от всего отвлекающего, надеясь найти в толпе макушку Стайлза. Но безуспешно. Ему удаётся найти лишь Айзека, болтающего со Скоттом.



«МакКолл тоже подойдёт», - решает Хейл, направляясь к друзьям.



По взгляду Макколла видно, что тот не рад встрече. Его выдают нахмуренные брови и прожигающий взгляд.



Дерек давно пожалел, что связался с подростками.



На вопрос «Где Стилински?» Скотт не отвечает, говоря, что это не его дело.



- Его не было на занятиях, Дерек, - отвечает за него Лейхи, верный и рассудительный бета с «милыми», по мнению Эрики, кудряшками.



Дерек, узнав необходимое, молча разворачивается и уходит, не реагируя на вопросы Скотта, доносящиеся сзади.



Следующим пунктом в плане по нахождению сына Шерифа стоит дом Стилински…



Хейл искренне надеется, что Шериф на работе, и он сможет доехать на машине хотя бы до их улицы. Но как только он выезжает на дорогу, ведущую к пункту назначения, Хейл замечает знакомую красную худи. И не думая, жмёт на тормоз. Он несётся к Стайлзу, бездумно бредущему по обочине, бросив машину на трассе, проигнорировав рассерженные выкрики остальных водителей.



***




Стайлз подавлен и ему холодно. Чертовски холодно. Он кутается в тоненькую худи, что уже трещит нитками и, кажется, скоро разойдётся по швам, когда его находит Дерек. Стилински понимает, что сейчас он не лучшая компания и делает вид, будто не замечает идущего рядом Хейла. Он прячет руки в карманах, стараясь скрыть кровавые разводы, оставшиеся на ладонях после очередного «приступа амнезии», словно забыв о оборотническом нюхе Дерека.



Хейл снимает свою кожанку и набрасывает на плечи парня. Только теперь Стайлз поднимает голову, печально взглянув на Альфу.



- Пойдём. Я тебя довезу, - говорит Дерек спокойным голосом, пока парень, идущий рядом, натягивает куртку.



В ней значительно теплее, она нагрета телом и пахнет одеколоном Хейла.



Они едут в неуютной тишине до тех пор, пока Стилински не задаёт интересующий вопрос.



- Ты убьёшь меня? – и в его голосе отголоски надежды и отчаяния, будто юноша только этого и жаждет.

- Нет, - в ту же секунду отвечает Дерек.

- Почему?

- Твой отец – Шериф, - уверенно произносит Хейл, скрывая истинную причину. Он попросту не может ему навредить.

- Я не знаю, что сделал. Последнее, что я ещё смутно помню, это поездка к Дитону, а дальше практически всё, как будто в тумане. А когда я пришёл в себя… - Стайлз начинает говорить сам, но вдруг затихает и прикрывает глаза, пытаясь не смотреть на свои руки.

- Мы что-нибудь придумаем, - заверяет его Дерек, даря надежду.



Быть может всё ещё может быть хорошо.





Глава 5





Хейл подумывает, что пора бы уже перестать быть таким идиотом. Что пора бы уже завязывать с сочувствием. Хейл прикидывает, что ярость была неплохим якорем. Вот только доходит это до него несколько поздновато...



Дерек только приходит в себя, осознавая, свою неспособность двигаться. На его руках серебро и, пожалуй, он погорячился тогда пару лет назад, когда назвал Стайлза идиотом.



«Стайлз» - мелькает в голове альфы, безуспешно пытающегося вспомнить хоть что-нибудь из предыдущих пары часов.



Но в голове вместо воспоминаний пёстрый фон забытья.

Мозг словно говорит ему: «Извините, профилактика», хрипя характерными шумами.



Альфа не знал, где он. Но едкий запах лекарств как бы намекает на больницу. Единственное «но» - это настойчивая вонь аконита, как бы подсказывающая «нет, ты не в больнице, дубина!» Вот только тогда где?



- Хороший вопрос, милый, - усмехается недоСтайлз, входя в комнату и присаживаясь рядом так, что смотрит своими отвратительными чёрными зрачками прямо в глаза Дерека.- Ты – он на мгновение замолкает - в надёжном месте. Ну же, пёсик, не будь таким хмурым!



Хейл молчит, а внутри него разгорается такая дикая ненависть, что он, кажется, перестаёт помнить, что на самом деле где-то глубоко внутри этой дряни сидит настоящий Стайлз. Настоящий, не дерьмовая, зубоскалящая пародия на него, а его Стилински. По крайней мере, он надеется, что это так.



- Что и ничего не скажешь?- Дерек смотрит на дрянь, а у самого глаза загораются алым заревом. Дерек смотрит на заразу и ненавидит то, что сегодня не полнолуние.*- Так уж и быть я даю тебе возможность задать один любой вопрос, и я отвечу на него.

- Почему ты выбрал его?

- Этот ребёнок был брошен и потерян ещё до того, как я появился здесь. Никто из вас не заметил. Ты не заметил, Дерек. – «Стайлз» выделяет его имя, словно ненавидит его больше всего на свете, словно это какое-то ругательство. Словно оно равно оскорблению. А Дерек думает, что не знает, лжёт ли он, потому что сердце Стайлза не бьётся.



***




На улице холодно. Жутко холодно. Ноябрь берёт своё. Он гоняет порывами ветра уже сухую листву и закручивает в своеобразные картины пыль дорог.



Перекрёсток, пожалуй, самый жуткий в Бейкон Хиллз. И самый немноголюдный, поэтому, наверное, и самый жуткий. Потрескавшийся от времени асфальт, голые деревья и завывающий ветер… Идеальное место для начала какого-нибудь дешёвого ужастика. Стайлз не любит дешёвые ужастики. Стайлз вообще не любит ужастики. Ему этого сверхъестественного дерьма и в жизни предостаточно. Как жаль, что этому «дерьму» откровенно насрать на Стилински.



Кажется, проходит больше двух, а может и трёх часов, прежде чем Стайлз решается. И через минуту красноглазая красотка стоит перед ним, злорадно ухмыляясь.



- Год, - произносит она,- И они заберут тебя.



И Стилински, не раздумывая, отвечает: «Согласен».





Глава 6





Не то, чтобы Дерек не привык терять любимых, но с каждым разом, с каждым потерянным человеком, становилось только хуже. Словно кто-то вместе с жизнью дорогих ему людей отрывал куски незащищённой плоти от его прогнившей, полной червоточин души.



И ему хотелось верить, что Стайлз жив, что его можно спасти, правда, хотелось. Но той, самой отвратительной частью разума осознавал, что проще принять этот факт сейчас, чем после нескольких долгих дней ожидания, полных призрачной надежды на неизвестное Хейлам чудо.



Он смотрел в горящие чёрным глаза Стайлза и выдохнул. Стайлза больше нет, не стоит называть «это» его именем.



- Что тебе от меня надо?- собравшись, спросил Хейл, пытаясь сфокусироваться только на глазах, забыть, что «это» когда-то было его… кем-то.

- Оу, у кого-то отличный самоконтроль. Да, Де-рек?- протянуло «оно», будто пробуя на вкус имя оборотня. Облизнулось и, кажется, решило ответить на вопрос.- Честно говоря,- начало было «оно», но заметив ухмылку оборотня, исправилось.- Настолько, насколько может быть честен князь ада, ты мне не нужен. Абсолютно бесполезный кусок мяса, но мой, - его собеседник замялся и задумался, точно пытался вспомнить, как звучит это слово на человеческом языке.- Брат в тебе заинтересован, а я люблю своих братьев.



Вельзевул оглушительно рассмеялся. Дереку показалось, что в его смехе отражались крики страдающих в аду грешников. Но Дерек не был уверен, что он отошёл от той дряни, которой его накачали, и за мыслями оборотень прошляпил мгновение, когда чёрные зрачки сменились алым пламенем.

-Де-рек, Де-рек, - с придыханием твердило новое лицо твари, поглаживая юношеской ладонью лицо оборотня.- Какое сладкое имя, Де-рек Хейл… Есть в нем что-то зловещее.



Как будто наслаждаясь, чудище катало его имя на языке. Гладило его скулы, переходя на разбитые губы. Дерек, раздражённый скопившимся в воздухе запахом возбуждения, укусил его за большой палец, оторвав кусок, выплюнул его.



- Ой, - притворно вскликнул красноглазый, смотря на мгновенно затянувшуюся рану. – Любишь пожёстче, альфа-бой?

- Люблю знать имя того, с кем разговариваю, - прошипел Хейл, смотря на довольную рожу, не чувствуя ничего. Мысль о том, что это «рожа» принадлежит Стайлзу, не промелькнула в голове альфы.

- Мои извинения, меня зовут Асмодей,- представился демон.- Князь сладострастия, прошу любить и жаловать.



И рассмеялся, и хотя его смех так же, как и смех Вельзевула напоминал стоны, они были несколько… другого рода.



- Бог Купидон, - прошептал Дерек, больше для себя.

- Любим литературу, альфа-бой? Теперь ясно, почему ты нравишься мальчишке. Ты похож на тупоголового качка, а сам читал Лесажа**.

- Мальчишка мёртв.

- Кто тебе сказал, сладкий? Кто тебе сказал?

***


*Фамилия Hale(Хейл) созвучна с английским словом hell(хелл), означающим ад.

**Лесаж, Ален Рене - французский сатирик и романист, бретонец по происхождению, автор плутовского романа «Хромой бес».

Глава 7

Дерек был доверчив. Он доверился многим: Питеру, потеряв первую любовь, Кейт, и лишился всей своей семьи. Хейл доверился Стилински, упустив и его. И как бы Дерек не хотел довериться Асмодею, чтобы проститься со своим прогнившим до корней существованием, но он был ещё нужен. Пусть и глупому мальчишке МакКоллу, но всё же в его жизни оставалась крупинка смысла.

- Твой брат,- рыкнул оборотень, сглотнув солёную кровь существа.- Так он представился.
- О,-замешкался демон, вытягиваясь в полный рост и начав нарезать круги по комнате.- Вельзевул всегда был склонен к преувеличению. Мальчишка слаб, но пока не умер. Мёртвая душа не такая вкусная,- похабно облизнулся Асмодей.

Демон ухмыльнулся, вновь опускаясь на корточки. Он втянул воздух и его глаза вновь стали алыми.

- Ты чертовски приятно пахнешь, Де-рек,- протянуло создание, погладив щетинистую щеку Хейла подушечкой большого пальца. – Ты же знаешь, как важен запах. Стайлз хорошо пахнет, ведь так?

Хейл обращается, пытаясь оторвать Асмодею голову, серебро кованной нити жжёт и разрывает кожу до мяса, замедляя регенерацию, и воет, когда под кожу попадает сок аконита.

- Ну же, Дерек, будь хорошим мальчиком,- потрепав его за ухом, смеётся «Стайлз».- Ты же не хочешь, чтобы твоя пара пострадала,- прокусывая Хейлу губу, демон разрывает её почти пополам и оставляет оборотня одного.

***


Когда в подвал врывается стая, Дерек не рад. Нет, он не удивлён или горд. Он в бешенстве. Айзек, светя золотыми радужками и свежими засосами, бросается разрывать путы, но серебро обжигает его, и бета, скуля и озираясь, ища поддержки, отходит.

- Дерек, как тебе помочь?-спрашивает Скотт, перестав закрывать собой Эллисон.
- Это серебро,-коротко объясняет альфа, намекая, что он и сам-то не в курсе.

Арджент отстраняет МакКолла с Лейхи и, вооружившись стрелой, пытается пробить ей нить. Но стрела лишь пускает небольшую трещинку и ломается. Когда Эллисон достаёт пистолет, намереваясь прострелить оковы, Скотт в шоке отбирает у неё оружие, боясь навредить Хейлу ещё больше.

- Стреляй,- прорычал Дерек, шипя от боли.

Эллисон кивает и разрывает пулей серебряную нить, как раз тогда, когда по лестнице в помещение тихо спускается «Стайлз».

- Стилински, что за чертовщина происходит?- возмущается Джексон, но его скручивает в узел и под хруст становящихся жижей костей.
- Не Стайлз,- улыбается Вельзевул.

Он заходит, чуть смеясь, у Скотта неестественно выворачивается шея и молодой оборотень падает замертво.

- Джексон!- кричит Лидия, отталкивая охотницу, подбегая к своей паре. – Джексон! Очнись!
- Вот чёрт, просто перестань вопить, это раздражает!- прошипел черноглазый, смотря на Лидию.
- Стайлз, - только и успевает прошептать девушка, когда демон вырывает ей язык, и она лишь тихо шипит вместо криков боли.
- Дерек, что происходит?-кричит Эрика, не в силах покинуть круг пепла, оставшийся от цепей.
- О,так ты не рассказал своим шавкам, что случилось с их маленьким,милым Стайлзом? - и улыбается так мерзко, что Хейл хочет раскроить ему череп, лишь бы не видеть этих чёрно-алых глаз и грёбаной усмешки на его лице. На лице его человека... - А стоило бы…

Это была последняя фраза, которую слышал Дерек Хейл. Демоны, овладевшие его парой, вырвали ему сердце.

«Стоило бы!»

Комментарий к части

Это конец. Мне не по нраву то, каким он вышел, но так уж получилось. Спасибо всем, кто читал. Возможно будет написана ещё одна часть для любителей ХЭ.




@темы: Когда в ответ смотрят чужие глаза..., ЗАКОНЧЕН, АУ, Недописака